Покрывало тихоокеанского тумана поглощает и обнажает куски земной плоти в лучших традициях киношных спецэффектов. На протяжении всего путешествия меня не отпускало: я в сказочной стране, все немного преувеличено, все немного сверх, даже эйфория.

«Западная Канада — открытая бездна свободы». Фото путешествие Сергея Данюшевского

Покрывало тихоокеанского тумана поглощает и обнажает куски земной плоти в лучших традициях киношных спецэффектов. На протяжении всего путешествия меня не отпускало: я в сказочной стране, все немного преувеличено, все немного сверх, даже эйфория.
Покрывало тихоокеанского тумана поглощает и обнажает куски земной плоти в лучших традициях киношных спецэффектов. На протяжении всего путешествия меня не отпускало: я в сказочной стране, все немного преувеличено, все немного сверх, даже эйфория.

Температура резко падает, а я не готов спать на земле в августе при +2 по цельсию. Две ночи подряд пережил, скрючившись внутри автомобиля, так куда теплее
Температура резко падает, а я не готов спать на земле в августе при +2 по цельсию. Две ночи подряд пережил, скрючившись внутри автомобиля, так куда теплее
Позади три с половиной часа непрырывного подъема в абсолютном одиночестве. GPS информирует, что я уже на 1200 метров выше лагеря. В голове от усталости крутится только одна мысль: "где же конец пути"
Позади три с половиной часа непрырывного подъема в абсолютном одиночестве. GPS информирует, что я уже на 1200 метров выше лагеря. В голове от усталости крутится только одна мысль: "где же конец пути"
Icefield Columbia – это гигантская ледяная шапка площадью 325 км2 и толщиной до 300 метров. Расселины в леднике, так называемые crevasse, – самые гиблые и опасные места для путешествия по поверхности, провалишься – даже искать не станут.
Icefield Columbia – это гигантская ледяная шапка площадью 325 км2 и толщиной до 300 метров. Расселины в леднике, так называемые crevasse, – самые гиблые и опасные места для путешествия по поверхности, провалишься – даже искать не станут.

Лежу в ста метрах от шоссе, никто меня не видит, вокруг колоссальная тишина гор и ветер. В голове ни одной мысли. Память о таких состояниях помогает потом выжить в жуткой рутине будней на родине.
Лежу в ста метрах от шоссе, никто меня не видит, вокруг колоссальная тишина гор и ветер. В голове ни одной мысли. Память о таких состояниях помогает потом выжить в жуткой рутине будней на родине.

Вечерние посиделки в британской колумбии начинаются с того, что все хором дружно приветствуют главного лосося и просят у него прощения за съеденных собратьев его, но ведь они так вкусны, так что, давайте, приступим.
Вечерние посиделки в британской колумбии начинаются с того, что все хором дружно приветствуют главного лосося и просят у него прощения за съеденных собратьев его, но ведь они так вкусны, так что, давайте, приступим.
Два основных вида ощущений в местном лесу похожи на то, что либо я в сказке и стал хоббитом – малоросликом, либо в мезозое и сейчас выбегут динозавры. И даже если я хоббит, то динозавры все равно выбегут.
Два основных вида ощущений в местном лесу похожи на то, что либо я в сказке и стал хоббитом – малоросликом, либо в мезозое и сейчас выбегут динозавры. И даже если я хоббит, то динозавры все равно выбегут.
Все виды касаток делятся на тех, кто сидит только на рыбной диете, другие же едят только морских котиков. Эти умные твари организовывают целые спланированные операции по охоте на свою добычу. Приятно, что человек слишком костляв и скучен на вкус для них.
Все виды касаток делятся на тех, кто сидит только на рыбной диете, другие же едят только морских котиков. Эти умные твари организовывают целые спланированные операции по охоте на свою добычу. Приятно, что человек слишком костляв и скучен на вкус для них.
Если случайно задуматься на полтора-два часа, то можно заметить, как они подают нам знаки.
Если случайно задуматься на полтора-два часа, то можно заметить, как они подают нам знаки.

Крохотные необитаемые островки архипелага blackfish привлекают огромных североамериканских орлов для уединенного обитания. Непуганные птицы гордо восседают на границах своих владений, провожая подозрительным взглядом проплывающих мимо.
Крохотные необитаемые островки архипелага blackfish привлекают огромных североамериканских орлов для уединенного обитания. Непуганные птицы гордо восседают на границах своих владений, провожая подозрительным взглядом проплывающих мимо.
Непроходимые древние влажные леса острова ванкувер – место для отдельного погружения в природу. Деревья по 2-6 метров
Непроходимые древние влажные леса острова ванкувер – место для отдельного погружения в природу. Деревья по 2-6 метров
12 километров от заброшенного города за час на высоту 2800м. Примерно на втором километре пришли сильные сомнения в правильности решения ехать вверх. На пятом километре думал – не дай бог что, я не смогу вернуться назад своим ходом, хорошо, машина арендованная. На десятом – стали открываться виды, ради которых стоило помучаться.
12 километров от заброшенного города за час на высоту 2800м. Примерно на втором километре пришли сильные сомнения в правильности решения ехать вверх. На пятом километре думал – не дай бог что, я не смогу вернуться назад своим ходом, хорошо, машина арендованная. На десятом – стали открываться виды, ради которых стоило помучаться.
До поездки цвета горных озер казались нереальными. Рассматривая фотографии, все время возникало ощущение, что их подкрасили при обработке, но сама природа оказалась куда оригинальнее.
До поездки цвета горных озер казались нереальными. Рассматривая фотографии, все время возникало ощущение, что их подкрасили при обработке, но сама природа оказалась куда оригинальнее.

Про Icefield Parkway не раз слышал, что это самое красивое шоссе в Северной Америке. 250 километров захватывающих дух горных пейзажей, 25 ледников, десятки природных достопримечательностей – тут хочется не ехать вдоль, а стоять и смотреть. Водители сбрасывают скорость и перегнувшись через руль рассматривают в лобовое стекло виды от чего езда становится еще опаснее.
Про Icefield Parkway не раз слышал, что это самое красивое шоссе в Северной Америке. 250 километров захватывающих дух горных пейзажей, 25 ледников, десятки природных достопримечательностей – тут хочется не ехать вдоль, а стоять и смотреть. Водители сбрасывают скорость и перегнувшись через руль рассматривают в лобовое стекло виды от чего езда становится еще опаснее.
Прочитав в путеводителе про то, что билеты на автобус до озера O'hara нужно бронировать за 3 месяца вперед – не поверил, но информацию подтвердили и в местном инфо-центре. Рано утром на остановке я был уже морально готов идти пешком 11 километров вверх до озера. Так и пришлось сделать, как только стало ясно, что шансов уехать почти нет и лучше не терять времени зря.
Прочитав в путеводителе про то, что билеты на автобус до озера O'hara нужно бронировать за 3 месяца вперед – не поверил, но информацию подтвердили и в местном инфо-центре. Рано утром на остановке я был уже морально готов идти пешком 11 километров вверх до озера. Так и пришлось сделать, как только стало ясно, что шансов уехать почти нет и лучше не терять времени зря.
Хитрые твари придумали способ избавляться от своих естественных врагов, заманивая на край обрыва, дразня в стиле "вот он я, съешь меня". Судя по рассказам местных, койоты и волки нередко так заканчивают свою жизнь.
Хитрые твари придумали способ избавляться от своих естественных врагов, заманивая на край обрыва, дразня в стиле "вот он я, съешь меня". Судя по рассказам местных, койоты и волки нередко так заканчивают свою жизнь.
Самая сложная часть моего путешествия. Пешком по дороге до озера, где запрещено передвигаться даже на велосипеде и еще столько же по горам с перепадом высот более 1200 метров – всего около 20км. Только после целого дня проведенного в такой изоляции понимаешь смысл ограничений введеных в национальном парке. Маленькие бунгало около озера o'hara господа с кожаными саквояжами, если им повезет, бронируют за 3-4 года вперед, но они там лишние.
Самая сложная часть моего путешествия. Пешком по дороге до озера, где запрещено передвигаться даже на велосипеде и еще столько же по горам с перепадом высот более 1200 метров – всего около 20км. Только после целого дня проведенного в такой изоляции понимаешь смысл ограничений введеных в национальном парке. Маленькие бунгало около озера o'hara господа с кожаными саквояжами, если им повезет, бронируют за 3-4 года вперед, но они там лишние.

Непуганность диких животных вызывает нередко заторы на дорогах. Всем любопытно поближе посмотреть на живность
Непуганность диких животных вызывает нередко заторы на дорогах. Всем любопытно поближе посмотреть на живность

Это была высшая точка подъема от озера O'hara. Прелесть таких мест заключается в том, что проведя в пути полдня можно не встретить ни единой души, но на апогее всегда будет кто-то улыбающийся, с безумным огнем в глазах. Знакомства происходят мгновенно, без лишней и ложной застенчивости.
Это была высшая точка подъема от озера O'hara. Прелесть таких мест заключается в том, что проведя в пути полдня можно не встретить ни единой души, но на апогее всегда будет кто-то улыбающийся, с безумным огнем в глазах. Знакомства происходят мгновенно, без лишней и ложной застенчивости.
Направляясь на самый север острова ванкувер в надежде увидеть хотя бы парочку китов –не думал, что увижу их больше пятидесяти... во сне семьи дрейфуют прижавшись боками друг к другу. Тактильные ощущения отслеживает бодрствующая часть мозга касаток позволяя им.
Направляясь на самый север острова ванкувер в надежде увидеть хотя бы парочку китов –не думал, что увижу их больше пятидесяти... во сне семьи дрейфуют прижавшись боками друг к другу. Тактильные ощущения отслеживает бодрствующая часть мозга касаток позволяя им.

Стремительный водяной поток выгрыз в камне узкий и глубокий каньон. Прижавшись к скалам в тридцати метрах над водой можно почувстовать вибрацию.
Стремительный водяной поток выгрыз в камне узкий и глубокий каньон. Прижавшись к скалам в тридцати метрах над водой можно почувстовать вибрацию.

Наполняя воздух едким ароматом гари, дым лесных пожаров заполняет долину вечером и улетает за десятки километров по ветру днем.
Наполняя воздух едким ароматом гари, дым лесных пожаров заполняет долину вечером и улетает за десятки километров по ветру днем.

Вода отходит, обнажая острые, как бритва скалы, в расселинах образовываются натуральные бассейны, в которых продолжает жить океан. Открытая книга флоры и фауны. От водорослей до звезд и рыб – все буквально под ногами беспомощно пытается пережить временное отсутствие воды.
Вода отходит, обнажая острые, как бритва скалы, в расселинах образовываются натуральные бассейны, в которых продолжает жить океан. Открытая книга флоры и фауны. От водорослей до звезд и рыб – все буквально под ногами беспомощно пытается пережить временное отсутствие воды.

Ощущения в момент, когда гигантский самец косатки, фыркая, подныривает и медленно проплывает под лодкой – сложно описать. Адреналин, страх и детский восторг... скорее последнее. <br>и я, и он приплыли посмотреть <br>друг на друга из любопытства. Микрофон погружен за борт и из динамика слышны подводные разговоры: диалект этой семьи предполагает похрюкивание.
Ощущения в момент, когда гигантский самец косатки, фыркая, подныривает и медленно проплывает под лодкой – сложно описать. Адреналин, страх и детский восторг... скорее последнее. <br>и я, и он приплыли посмотреть <br>друг на друга из любопытства. Микрофон погружен за борт и из динамика слышны подводные разговоры: диалект этой семьи предполагает похрюкивание.

Автор всех текстов и фотографий Сергей Данюшевский